Supernatural: Countdown to Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: Countdown to Salvation » Нити реальности » A rush of panic.


A rush of panic.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

A RUCH OF PANIC & THE LOCK HAS BEEN RAPED.
My mind has changed, my bodys frame but god i like it
My hearts aflame, my body`s strained but god i like it

http://funkyimg.com/i/JFWm.gif http://funkyimg.com/i/JFVo.gif
http://funkyimg.com/i/JFVp.gif http://funkyimg.com/i/JFWo.gif

[audio]http://pleer.com/tracks/76150ONn9[/audio]
[audio]http://pleer.com/tracks/4574492anF7[/audio]


участники Дейн Озборн, Роман Хенсли.
место действия: Лоуренс, Канзас.

время: январь 2009 года, после заката.
погодные условия: холодно, падает снег, порывистый сильный ветер.

примечание: пока никаких нет.


Вот уж правильно говорят - зло всегда возвращается к нам, бумерангом. Чертов Дейн, какого черта ты вернулся? Ведь я почти забыл ощущение благого гнева и ненависти, сжирающей изнутри только за то, что ты уехал. Молча, не сказав ни слова. А теперь ты тут, в этом персональном Аду Романа Хенсли и так улыбаешься? Падонок.

+1

2

Узкие улочки напрочь покрыты снегом, не протиснуться, машина буксует и погружается в снег. Мысленно матерю себя последними словами, чем я только думал, пытаясь доехать до дома на этой спортивной малышке. Она свсем не для этих дорог. Прошло четыре часа с тех пор, как мои ноги снова вступил на территорию США. Ностальгия и память зыбко врезаются в меня, выдавливая из легких воздух заменяя их чем-то раскаленным и противным, чем-то таким, что попросту сжигает меня изнутри. Правду говорят, что память режет глубже ножа... - Пока моя малышка кое-как справляется со снегом в стекло, движется со скоростью пирожочек в час, у меня есть время рассмотреть улицы и магазины, ощутить невыносимый прилив нежности. - Вот тут мы нажрались с Романом в хлам по поддельным документом, я назвал Лору Тревис жирной шлюхой, а Роман заблевал ее новую кофточку, просто перегнул с выпивкой, старик... - Зажмуриваю глаза и тяжело вздыхаю, что не говори, а даже у такого законченного придурка есть уебищная сволочь- совесть, которая не давала мне проходу. Я хватался за телефон, набирал знакомый номер и тут же клал трубку, не дожидаясь гудков. Я прекрасно знал, что Роман где-то учится быть хорошим полицейским, проходит реабилитацию от зависимости и вскоре будет приносить пользу обществу. Шансы увидеть его в Лоуренсе были практически, нет, ровнялись нулю. Возвращаясь сюда, я не знал, чего мне ожидать. Одно я знал точно - больше никаких шумных вечеринок в честь моего приезда, дом пустовал. там была лишь мать, с которой отец начал бракоразводный процесс, бабуля и прислуга. Не уверен был даже в том, ждут ли меня домой, но как-то пофиг, мн пофиг на все. Остается лишь страх, который мучает меня, да черт возьми - я боюсь встретиться с ним, посмотреть ему в глаза, этот чертов ублюдок, наверное, с ума сходил, когда я уехал, ну и поделом ему - меньше пиздеть будет о том, какой я хуевый, и что мне все время похуй на него. Дурак, мне никогда не было на тебя похуй.. Скорее всего, это было правдой. Я чувствовал ненависть, злость, зависть желание придушить тебя или же стереть твою ухмылку с губ, быть тобой, с тобой - такой коктейль эмоций и чувств, что химики просто обзавидовались бы. Что угодно, но только не похуй... Так легко забываешь о тех чувствах, о людях, которые дарили тебе самые сильные эмоции, делали тебя живым. С Романом могло быть точно так же, но все говорило об обратном - этот парень просто однажды появился в жизни моей, прописался внутри на пмж и только одному Богу известно, когда он уйдет.
Немного загрузившись в свои мысли, я абсолютно не заметил, как подъехал уже к дому Хенсли, через двор виднелся собственный дом, я уже решил было прибавить газу, когда перед машиной вырисовалась чья-то фигура, которая даже не думала сойти с дороги. Мне ничего не оставалось, как резко ударить по тормозам и чудом не сбить этого канзасовского камикадзе. Машина остановилась,  и я решил выбраться и отвесить хорошую пиздюлину отчаянному идиоту, меня больше волновала сохранность тачки, чем жизнь какого-то урода. - Тебе что, вообще жить надоело или ты не видишь, кто едет? - Максимализм богатого ублюдка никуда не делся и с годами стал только зашкаливать. Я с легкостью преодолел те пару метров, которые разделяли меня с неизвестным, легко толкнул его в плечо, дабы оттолкнуть его от своей машинки. Руки как током шибанул, когда я увидел того, кто преградил мне путь. Как-то даже смешно, но я отшатнулся и попятился назад. Вот это сюрприз, так сюрприз..прямо подарок на Рождество, какое-то гребанное Рождество - с кровью и монстрами...
- Хенсли, твою мать, тебе что жить надоело? - Привычный хмурый вид, издевательская, наглая улыбка - я ни за что не покажу тебе, как я рад тебя видеть, и как мне чертовски было страшно смотреть тебе в глаза, ты не узнаешь об этом, никогда.

+1

3

Некоторые вещи никогда не меняются. Например, наркоману трудно избавиться от зависимости. И если ему таки удается, то клеймо торчка, клеймо человека испорченного, упавшего мордой в грязь, и не важно поднялся ли он снова или нет, никуда уже не денется. Никогда. Наркоман навсегда, и для всех, останется обузой, наркоманом, человеком порченным, человеком второго сорта. Возвращение в Лоуренс, Канзас, спустя столько лет - неожиданный удар под дых. Место, куда они приезжали всей семьей, а потом каждый кому когда вздумается, стало давно не родным домом. А после дом и вовсе продали. Отец решил, что больше не для кого его держать и платить налоги, а попытки Литы отговорить его не сработали. Теперь Роман смотрел на Лоуренс как на город, в котором его никогда и не было. Это был чужой, далекий. О далеком детстве в Канзасе, парень давно забыл.
Теперь он, детектив местной полиции, проживал в небольшой квартирке, которую оплатил отец, когда узнал что Лита приехала вслед за братом. Он так же отвалил круглую сумму денег, под предлогом "береги сестру, кретин". Но на деле все было иначе - она берегла его. Квартирка, что была выделена Роману департаментом, так и была закреплена за ним, и Хенсли старался туда не возвращаться. Ее, конечно же, уже убрала нанятая им "на раз" уборщица, но ночи, которыми он блевал на полу, и загинался от некачественного фуфла, которое употреблял внутрь, оставили привкус отвращения. К самому себе, в первую очередь.
Дом, в котором он раньше, лет до десяти, жил с родителями, а после - всего пару раз, в более сознательном возрасте, приезжал сюда с сестрой, и проводил время с другом детства - Дейном, теперь был куплен другой семьей. Они были бездетны, и муженек частенько ходил налево. Супруга часто истерила, и доходило дело даже до рукоприкладств. Соседи часто вызывали полицию, и вот теперь на вызов приехал Роман. Потрепанная полицейская машина стояла у ворот особняка, и Роман, кутаясь в черное пальто - Хенсли никогда не надевал форму, даже в Нью-Йорке, как бы его не старались приструнить - поднимая высокий ворот, и иногда дыша себе на руки - холодно, ужасно холодно - он пару раз позвонил в ворота, но к моменту, как ему таки открыли, ссора супругов сама собой почти сошла на нет. Роман лишь прогулялся по дому, представился бывшим жильцом, умолчав о том, что он - коп. Да и кто бы подумал? Парень со слегка стеклянным взглядом, немного заторможенный - под действием собственных воспоминаний, никаких наркотиков, а стеклянный взгляд - вина трех бессонных ночей - и вот он благодарит супругов и убирается прочь.
В кармане вибрирует телефон, но Роман знает кто это - Лита. Наверняка звонит узнать, где он. С тех пор, как он стал свидетелем зарождающихся чувств между сестрой и ново обретенным другом Питером, Хесли старался проводить как можно меньше времени с ними обоими. Уходил от ответов, старался не смотреть сестре в глаза - что-то изнутри сжирало его. Но если удавался момент побыть рядом с Руманчеком, наедине, Роман обязательно использовал эту возможность. Он был нужен ему. Друг. Друг, которого у Романа никогда не было. А еще он ревновал. Дико ревновал. Литу к Питеру, и что еще странней - Питера к Лите. Он не мог понять, кто из них двоих ему важнее и дороже, и поэтому злился, на себя, на них. Находил решение проблемы в сигаретах и выпивке, и часто превышал допустимый лимит скорости на дорогах города.
Сигареты и выпивка... С того самого дня в ноябре, когда Лита приехала в Лоуренс и попала в аварию, Роману пришлось переломить себя, заставить себя слезть с наркотиков. До конца это не получалось, и иногда он все же пускал по кровеносным порошок. Однако зудящий на ухо напарник, укоризненный взгляд сестры аля я же едва не погибла ради тебя, и этот взгляд Питера от которого аж жжется внутри все, заставляли Романа держать себя в руках. Те несколько недель жуткой ломки в середине декабря были рубцом на памяти, еще иногда кровоточащим, и Хенсли честно старался не срываться. Ничего, серьезней косяка. Так он себя убеждал.
Ноги скользили по оледеневшему асфальту, присыпанному снегом. Поскользнулся, и схватился за забор, выругавшись на ломаном шведском - мать всегда хотела, чтоб ее дети знали родной язык, но не Роман. Он был упертый и совсем не хотел прилежно изучать столь кропотливый предмет как иностранный язык.
Пальцы больно хватаются за забор и острые края железа разрезают перчатки Хенсли. От резкой и неожиданной боли, он разжимает руку и проскользив вниз по подъездной, упирается внезапно в автомобиль, появившийся словно из воздуха.
- Да будь ты проклят, ублюдок слепой! - он пнул колесо машины, и не понял бы, кто едва не сбил его, пока не загорелись прожектора особняка, освещая дорожку и ворота. Роман, щурясь от яркого света, повернулся в сторону дома и подняв руку, демонстрируя пятерню на вытянутой руке, мол "все хорошо, не волнуйтесь!" помахал людям, стоящим на балконе дома.
- Простите, не беспокойтесь! Небольшой...инцидент. Спасибо еще раз за экскурсию, доброй ночи! - Роман еще раз махнул рукой, и прожектора погасли. Глаза, все еще немного побаливающие от яркого света, мучительно медленно приспосабливаются ко вновь опустившейся тьме. Он потирает пальцами переносится, упираясь рукой в капот машины, пока не слышит знакомый голос.
Хенсли словно прошибло током, он снова отшатывается, едва не падает, скользя на льду, покрытым снегом, и таки схватившись за первое, что попалось под руку - предплечье парня, - сумел устоять.
- Какого лешего ты тут делаешь, ублюдок ты конченный! - он не спрашивает, он рычит диким зверем, глядя во все глаза - глаза теперь отчетливо видевшие каждую линию на лице парня, - внутри поднимается ненависть и злоба. Его даже трясет немного. - Подонок!
Импульс, сплошной импульс и Роман вставляет свои пять копеек кулаком прямо ему в нос. Пальцы. замерзшие и пораненные от встречи с острыми краями забора, саднит, он ощущает влажность чужой крови на руке, и обтирая костяшки, сплевывает в сторону.

+1

4

Мгновения тянутся бесконечно долго, ледяной воздух наполняет легкие свежестью и прохладой, отрезвляя хи открывая второе дыхание. - Тут бы заразная жизнь приходилась бы больше, о да, Хенсли - твой бешеный взгляд ни с чем не спутать.   В голове начинают вертеться колесики, все происходит так, как показывают в кино, или как говорят люди, которым посчастливилось выжить - это как вся твоя жизнь, которая за мгновение до смерти проплавает перед твоими глазами - я вижу тот день, когда мы с тобой расстались, дрожь, нервно сжимающие сигарету пальцы, глаза, которые искали мою поддержку, хоть каплю блядской заботы, может сочувствия. Но ты же, сукин сын, ты знал, что этого не будет, ты слишком прекрасно знал, что я буду в бешенстве, а еще - я трус.
Холодные, разодранные пальцы проехались точным кулаком по моему лицу, нос предательски хрустит, отголоски сознания твердят, что он сломан, но в это уже не хочется верить, это не берется в расчет и даже не принимается ко вниманию. Ты же здесь, ты снова рядом. - Я восхищен тем, как жизнь играет нами, дергаю за ниточки. Выставляет нас фигуркой на своей шахматной доске и вертит, как ей заблагорассудится - кого-то влево, кого-то вправо, чью-то жизнь растопчет на ровном месте, а чью-то - заново склеит, подарив самую желаемую, но и болезненную, встречу.  Хочется орать и спрашивать, чего он ждал? Что я буду радоваться, что скажу, что еще пару недель назад тогда знал о своей отъезде, что я паниковал, истерил и упрашивал не забирать меня, что я не смогу без этого ублюдка, считаю его лучшим другом, а его и другом-то с натяжкой назовешь!
Сердце бешено стучит об ребра, от удара немного отшатываюсь назад и оседаю прямо на капот, вязкая, теплая жидкость алого цвета течет по лицу на подбородок, одинокие капли падают на белоснежный снег. Боль почти не ощутима, но она где-то есть, где-то в груди - пополам с совестью. - Сука! Тварь обкуренная... Это вместо "я рад тебя видеть, Дейн!" ? - Попытка закрыть нос и отдышаться получается плохо, извлеченный из кармана платок применяется почти по назначению, теперь я могу поднять взгляд и посмотреть ему в глаза. Вместо какой-то радости, я вижу злость и ненависть, и самое ужасное - мне это нравится. Я больше не вижу в нем того наркомана, который прятал свою неуверенность за моей спиной, творил шалости, а я его всегда прикрывал, ведь богатому сыночку всегда меньше достанется, да и папочка отмажет.
Удобно устраиваюсь на капоте и улыбаюсь. - Как удачно я отменил встречу с одним идиотом, что дало в конечном счете возможность сбить тебя, к несчастью ты жив... - Притворная усмешка на губах не желает испаряться. Знаешь, чего я хочу? Чтобы тебе сейчас было больно! - Срываюсь с капота и подхожу ближе, откидывая платок и порывисто беру в оборот, очень даже профессионально заламываю руки за спину, кладу тебя лицом на капот - допрыгался полицейский, да? Я сильнее надавливаю на руки, хочу слышать, как ты стонешь. Мы ведь снова играем в эту игру, доя которой всегда были нужны лишь двое . - Тебе нравится, Хенсли? - Прижимаюсь сзади и шарю рукой в поисках наручников. - Вот так встречают старых друзей - тесными объятиями, выпивкой и шлюхами, а не старыми обидками без срока давности. - Нос болит, кровь еще капает прямо на твое пальто , но уже не удержатся. На клонясь и прихватываю ухо зубами, сильно, ощутимо - помнишь наши игры, рядом ведь нельзя расслаблялся никогда. Все будет хорошо, если ты не решишь выебнуться. Держи себя в руках, для твоего же блага..
Трудно сказать, о ком я думал в тот момент, но руки сами плавно отпустили тебя; пара шагов назад, всего лишь пара - я прекрасно знаю, что твоя злоба сейчас не утихла, и будет второй раунд. я просто хочу быть к этому готов. Я готов!

+1

5

Он ожидал подачи от Дейна в ответ. Колкого слова, возможно даже встречного удара по челюсти, но никак не того, что произошло следом. Дейн набросился на его, его обтерев брызнувшую из смещенного кулаком Хенсли носа, и ловко заломил ему руки. Роман не сопротивлялся. По правде говоря, и не собирался отпираться, - не было сил. Он все еще был шокирован. Был выбит из колеи и поражен до глубин души. Все словно в замедленной съемке: земля кренится, и он больно ударяется подбородком о капот автомобиля Озборна. Вырывается сдавленный стон - Роман прикусил язык. В рот брызнула солоноватая кровь, но вместо сопротивлений, он обмяк на капоте, слыша лишь хруст снега под ботинками и стук сердца, колотящегося будто не об его грудную клетку а об капот спорткара Дейна.
Что он тут делает? Почему он тут? Я не... Все плывет, и он хочет вырвать руку, упереться в машину и выровняться. Не хватает воздуха и перед глазами все плывет. К горлу подступает рвотный позыв, и тихо простонав "Дейн", Хенсли замирает от шока: он укусил его! За ухо. Больно, оттянув мочку уха. Всего на пару секунд, но черт возьми...
Укусил меня!
- Отвали, дебил! - пнул его в бок локтем, и набрав в легкие как можно больше воздуха - заодно и выдержать, не блевануть на капот, - толкает его назад. Удалось легко. Но Дейн не сопротивлялся, и сам отпрянул. Хенсли уперся руками в машину, стараясь отдышаться и на чистом порыве коснулся пальцами уха.
- Что это было? Ты меня...укусил! - Роман недовольно сопит, усевшись на капот и потирая шею. Его тошнило. Буря эмоций и целый вихрь мыслей сбивают с толку.
- Что ты тут делаешь? - наконец спрашивает он, и не сдержав очередную волну, выгибается вперед, сблевывая на снег. Тяжело дышит, вытирая рот рукавом пальто и откидывается назад, облокачиваясь на машину. Дейн пошатывается, переступает с ноги на ногу, а Роман, теперь улыбаясь, смотрит на бывшего друга ака врага. Он не видел его четыре года. Четыре долгих года. И вот теперь этот ублюдок, сваливший тогда без предупреждения, так же не предупреждая возник буквально из-под земли, едва не передавив ему все ноги.
Стоило только подумать о том, как тогда поступил с ним Озборн, как Роман уже вернулся в тот день. Он помнит, какую боль и обиду ощущал. Как кричал, и даже плакал, когда его никто не видел. Он превратил в хлам свою комнату в отчем доме. И все это накануне собственного отъезда. Ему было плевать, что его отсылают. Он злился, что Дейн солгал ему. Злился, что умолчал. Он был единственным, кто был с Романом почти постоянно. Он был единственным, о ком Хенсли думал почти круглосуточно.
- Я...я ненавижу тебя.. - в уголках глаз щиплет, руки подрагивают. Роман массирует пальцами переносицу, глубоко вдыхая зимний воздух. Мысли ворохом крутятся в голове, и не сдержавшись, подавшись новому порыву, он поднимается и рывком бросается к Озборну. Снова, в уверенном выпаде, заезжает ему по лицу, но немного промахнулся - Дейну удалось уклониться, но по губе он все же получил. Роман скользит на снегу, и схватившись за пальто друга, прижимает его к забору своего бывшего дома. Того дома, из которого до этого вышел Хенсли. - Не-на-ви-жу! Слышишь меня?
С силой вжимает его в холодную жесть забора, прижимаясь к Дейну и сжимая в кулаках ткань его пальто. Он выше Дейна, выше и немного сильнее. Ощущает горячее дыхание Озборна на своей шее, подбородке, и не сдержавшись снова притягивает его к себе и оттолкнув, прикладывает затылком к забору.
- Я уничтожу тебя, слышишь? Уничтожу! - руки расслабляются, Роман отпускает его в какой-то необъяснимой волне бессилия, а после, едва соображая от злости и отчаяния, и где-то ниже желудка, поднимающейся радости от его присутствия, едва ощутимо, целует его. Кусает губу, до крови, чуть настойчивей, а после отстраняется, совсем на чуть-чуть и хрипит:
- Это тебе за ухо.

+1


Вы здесь » Supernatural: Countdown to Salvation » Нити реальности » A rush of panic.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC