Supernatural: Countdown to Salvation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Supernatural: Countdown to Salvation » Нити реальности » All I want is to see you in terrible pain.


All I want is to see you in terrible pain.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ALL I WANT IS TO SEE YOU IN TERRIBLE PAIN,
[audio]http://pleer.com/tracks/946668IqpP[/audio]
http://funkyimg.com/i/JFUD.gif
http://funkyimg.com/i/JFUK.gif http://funkyimg.com/i/JFUG.gif

участники Дейн Озборн и Роман Хенсли.
место действия: Нью-Йорк.

время: около четырех лет назад, начало осени.
погодные условия: довольно тепло, листва уже пожелтела, иногда порывистые ветры.

примечание: намек на слеш. нецензурная лексика. много ненависти.


Мы никогда не были друзьями, но всегда были вместе. Мы всегда задирали друг друга, и всегда ненавидели друг друга, но в тайне, ты же помнишь, Дейн, в тайне мы всегда хотели быть рядом. Ни с кем не делиться тем, что было у другого - превосходством, а главное - стать таким, как другой. Это были последние дни перед тем, как мой отец решил вмешаться, а твой уже давно все решил. Только у тебя оказалась кишка тонка сообщить, что тебя отправляют в Лондон. Слабак.

+2

2

Осень... Я любил осень в Нью-Йорке, как и многие нью-йоркцы..погода мягкая, дожди пока еще не входят во вкус, шелест листьев сопровождает тебя на улице куда бы ты не пошел, это круто, это завораживает. В моем мире мало таких вещей, которые могут по-настоящему отнять время на их изучение, на мысли, которые тараканами бегут в голове. Мой мир состоит из денег, роскоши и козла-папочки, который твердит мне, что делать и как делать. Это бесит, выбивает меня из привычной колеи, и остается лишь совсем малое, то самое сокровенное, чем я могу довольствоваться. Я люблю ветер в лицо, сильный, глоток свежего воздуха, я встреча его на рассвете высотки, в которой находится мой пент-хауз, я люблю встречать его один, каждый новый день - новое мучение. К сожалению, мне не с кем поделиться этим бредом, пусть и остается в моей голове, если там еще есть место чему-то, кроме него.. Роман...
Роман Хенсли...кто он? О, вам не стоит забивать этим голову, один придурок, который свалился на мою голову, паренек с такими большими, невинными глазами. Чаще всего он нравится всем без разбору, с самого первого взгляда притягивает к себе внимание, пока этот идиот не раскроет рот и не разочарует вас. Со мной было так же - быстро, беспощадно, и надолго.
Телефон долго вибрирует в кармане, пока я собственной персоной пялюсь на город. - Не о чем думать, сын. Здесь нет ничего, что стоит твоих переживаний, легко оставь все и поезжай. - Рука судорожно сжимает подоконник. Хочется послать отца ко всем ебанным чертям, указать ему, где его место, и пусть вмешивается в жизнь дорогой мамочки, которая постоянно ездит по курортам и трахается со случайными мужиками, но вместо этого я только киваю и извлекаю айфон со внутреннего кармана. - Роман..какого хера этому придурку нужно? - Игнорю его, мне уж точно не до него, не до его проблем и заебов, с тех пор, как Хенсли присел на иглу, с ним стало скучно - стеклянные глаза, тупые шуточки, как у его друзей - отморозков, и отчаяние, которое он так тщательно пытается скрывать. Закрываю глаза, пропуская мимо ушей звук входящего сообщения. В твоей жизни все так легко, мой друг, так легко, что я бы хотел забрать ее прямо сейчас. Обвить твою шею тонкими пальцами и изящно надавить на сонную артерию, я бы забрал твою жизнь себе, это сделало бы меня счастливым...даже больше, чем твое присутствие рядом... - На ходу читаю одну из последних смс, я знаю, где ты, знаю с кем. И это меня бесит. По меньшей мере странно, ты бесишь меня, находясь рядом, ты заставляешь меня диком психовать, когда тебя нет. Кто же ты такой, как посмел ты заявиться в мою жизнь и там остаться, вырыть себе теплое местечко в душе Дейна Осборна, как смеешь ты, как смеешь?!
Дорога до клуба занимает каких-то пятнадцать минут, да и я уже знаю, что увижу: толпу укуренных парней, может быть пру девиц, тебя под кайфом или пьяного в хлам, чуть нервозного и притихшего. Так будет продолжаться недолго, пока я не появлюсь на горизонте. - Я знаю, малыш, знаю. Паршиво, когда нет рядом главного козла отпущения, когда не на ком согнать свою злость. - Мягкая улыбка появляется на моих губам, когда я вхожу в клуб. - Где ты, олененок? Тяжелая музыка лупит своими басами по голове, но мне откровенно наплевать, я ищу тебя глазами, чутье меня никогда не подводит: всего лишь пара минут, и моя рука ложится на плечо, ногти больно впиваются в плоть сквозь одежду. - Какого хуя это было? - Приходится орать тебе на ухо, чтобы докричаться. - Я тебе говорил, что у меня нет настроения на эту тусовку, да и поговорить модно было в другом месте. - Бесишь, ты же понимаешь это, на ровном месте, бесишь. Ты становишься таким же избалованным, как я. - Ай яй яй, Роман. Нужно иметь крутые яйца, чтобы ставить эту жизнь на колени и иметь ее так, как тебе хочется. - Смотрю в твое лицо и уже нутром чую, что-то не так, пока не могу понять, что именно. Но вот мой дорогой мальчик, мой сладкий враг растерян, губы плотно сжаты. - Пошли на выход, мать твою, есть разговор. - Тебе паршиво, да, солнышко? Так вот - я сделаю тебе еще хуже, посмотрим, как тебе понравится новость о моем отъезде в Лондон. Ты же оценишь? Я точно знаю...

+1

3

Он нервно, прислонившись спиной к стене клуба, курит, кусает губы и крепко сжимает телефон в руке. Отправил уже третью смс-ку, а ответа нет. Нет! Нажимает на кнопку вызова, с почти сжирающей изнутри ненавистью глядя на фотографию друга. Он называет его другом за глаза. Тогда, когда он не слышит, когда не слышит никто, кроме него самого. В сердцах, с надеждой, что все-таки, они друзья. Они ближе, чем кажется на первый взгляд. Он называет его так потому, что нет сил разорвать эти отношения. Нет сил послать его к хуям, нет сил, чтоб забыть его. Да и как он может? Роман грызет зубочистку, крутит на пальце фамильный перстень, и уперто пялится в экран телефона. Возьми, возьми, возьми! Да возьми ты эту чертову трубку, придурок! Сегодня отец ворвался в его комнату с очередным скандалом. Он нашел в кармане его пальто пакетик с кокаином. Вернее, с его остаткам. Он орал долгих двадцать минут, и на его вопли стянулись все: мать, сестра, даже дом-мать ее-работница! Роман сидел на краю кровати, копаясь в своем телефоне - просматривал фотки с ночи, о которой он с трудом что-то помнил, и улыбался краем губ. Отец выхватил телефон и разбил его о паркет комнаты Романа. И тут-то должна была грянуть буря, но отец прервал все куда раньше. Сухое "ты едешь в полицейскую академию", и после - к его ногам летит этот чертов почти пустой пакет с кокаином. "Завтра! Завтра, твою мать!". Кажется, Лита дрожащим голосом проговорила "но это же наверняка не его...", а мать лишь плакала, зажимая рот рукой. Роман хотел что-то сказать, но не смог - разбитый телефон занимал куда больше места в его эмоциональном спектре, чем новость, сказанная отцом.
Академия. И не простая! Полицейская. Он хмыкнул, когда в его комнате осталась лишь Лита, села с ним рядом, и сжала в кулаке злосчастный пакет.
- Молчи, - сказал Хенсли, не глядя на заплаканные щеки сестры. Черт,ему было стыдно. Перед нею, перед Литой. Она столько раз прикрывала его, хоть и не одобряла, а теперь что бы они не сказала - это бес толку. - Будем надеяться, что там так же как и в фильмах.
Плачущая сестра с трудом засмеялась, а Роман, усевшись на колени рядом с нею, выругался, сгребая остатки телефона.
- Сука.
Прошло почти два часа с этой ссоры. Два часа, на протяжении которых он тщетно старался вызвонить Дейна. Он должен знать! Он должен знать, что его отсылает из города. Родной Нью-Йорк останется позади, и его ждет суровый режим полицейской академии. Наказание... Роман искренне сомневался, что хоть что-то станет для него реальным наказанием. Баловень судьбы, и с этим ничего не поделаешь. Нога соскальзывает со стены, и оттолкнувшись, он выплевывает зубочистку, с силой стукнув кулаком по стене - больно. Кривится, кусает губы, снова нажимает на кнопку вызова - игнор.
- Твою мать, Озборн! Гори в аду! - дверь открывается, и долетает грохот музыки. Роман с силой отталкивает какого-то, уже в дупль убитого паренька, врывается в клуб, быстро, через ступеньку, поднимается на второй этаж - там уютней, и устроившись на диванчике, достает косяк. Закуривает, откидывает голову назад. Нога нервно отстукивает знакомый ритм, играющий в его голове, и время словно ускоряет. Да-да, детка. Вот так, чуть быстрее. Это то, что ему сейчас нужно. Быстро, скоротечно, без оглядок. На руки присаживается какая-то барышня, и открыв глаза, Хенсли слабо улыбается. Первое, что он видит - полную, налитую здоровьем грудь девушки, а уж после ее лицо. Тоже ничего так. Даже очень ничего. Она целует его, и ее язык оказывается у него во рту. Роман вяло отвечает, а пальчики грудастой сжимают его ширинку. Роман подается вперед, отталкивая ее от себя, и сквозь зубы шипит нервное "пошла вон!". Она посылает в его адрес матерные слова, и спотыкаясь идет к лестнице.
- Шалава.. - затяжка, другая.. Он отключается, улетает, отрывается от вдавленного, протраханного дивана, как тяжелая рука ложится на его плечо. Звуки знакомого голоса словно грузики, приковывают к реальности, и Роман плавно возвращается в сейчас. Снова гремит музыка, но голос Озборна громче - в самом ухе.
- Не ори, еблан! - дернул головой, оттолкнув парня, но тут же, бросив в пепельницу косяк, притягивает его к себе за ворот куртки. - Нам надо поговорить!
Но Дейн вторит его словам. Оба, проталкиваясь как ледокол сквозь пьяную толпу, направляются к выходу. Роман толкает дверь и по винтовой лестнице оба поднимаются наверх. Крыша. Сюда, на крышу одного из престижных клубов Нью-Йорка пускают лишь элиту. А Озборн и Хенсли, оба, как раз из таких. Здоровяк охранник кивает, пропуская обоих, и вот уже прохладный осенний ветер отнюдь не ласково бьет по лицу. Роман разворачивается на месте, и снова тянет Озборна к себе за ворот куртки. Здесь тихо, всего парочка человек. Но здоровяк, что следом за Дейном, приказывает всем уйти. Они остаются вдвоем, а последнее, что слышит Хенсли, это "приятного вечера, мистер Озборн, мистер Хенсли"... Если у тебя есть бабло - ты король мира. А у них бабла куры не клюют.
- Боже, ты скотина. - похлопывает его по щеке ладонью, и с улыбкой, пусть и нервной, уселся на диванчик. Прохладно. - Я завтра еду в чертову даль. Квантико... Хотя нет. Там же ФБР... - смеется и смотрит на Дейна. Дозировать информацию - его конек.

+1

4

Музыка начинает уже откровенно бесить, да и судя по всему - разговор будет не из приятных. Хенсли раздражен, это бросается в глаза. Да и когда знаешь человека не первый гол, начинаешь замечать все его странности и причуды. Роман был сейчас спокоен, намного спокойнее, чем я ожидал, а это значило только одно - внутри творится полный пиздец, который только и ждет, чтобы уличить удачный момент и выбраться наружу, пока мы проталкиваемся между толпой потных тел, они трясутся н а танцполе, полу раздетые дамочки жаждут подцепить сладких богатеньких мальчиков своими прелестями, остается только им посочувствовать, они никогда не встанут на наше с Романом место, а уж тем более - никогда не окажутся в наших постелях. На выходе Роман резко притормаживает, я имею удовольствие на лететь на него, услышать его отборный мат. - Сам виноват, нехер резко стопориться... - Приходится играть в высшую степень негодования, дабы не ставить себя в неловкое положение.  Его запах - он сводит с ума, заставляет меня думать только о его коже, судорожно сжимающиеся руки в кулаки - иногда я ловлю себя на мысли, что хочу его: обладать им, держать руку на пульсе, контролировать его свободу. жаль только не все желания сбываются...
Мы направляемся с ним на крышу - вип-место только для своих, это немного напрягает. Этот придурок знает, как сильно я люблю это место, и мне тут уж точно не для слезных разговоров будет, с каждой секундой что тянется время, Роман становится все больше агрессивным. Это и правда напрягает, безумно - наводит на хреновые догадки, которые Хенсли явно не понравились бы. Крыша быстро пустеет, а здоровяк как-то понимающе улыбается. - Еблан перекачанный. Тебе платят не за то, что ты суешь нос в чужие дела, а за то, что ты выполнять свою работу! Злости не хватает, сажусь на мягкий диванчик и закуриваю, глубоко затягиваюсь. Не стоит скрывать, что в голове уже вяжется план по открытии ему своих карт, и стыдно признаться, но хочется сделать это побольнее. Легкий шлепок по щеке приводит в себя, я начинаю его слушать и улыбаться. - блять, ну приехал бы на час еще позже, ты не скучал с то шлюпкой на коленях... Улыбка играет на моем лице, но не тени ревности, просто стеб, никак иначе, ну у нас уж точно не может быть. Странный холодок бежит по спине, со всех сил стараюсь не замечать, что все идет не по моему плану. Голова откинута на диван, глаза прикрыты, тонкие губы чуть приоткрыты, из них плавно вырывается струя дыма и подымается вверх витиеватыми завитками. Друг что-то говорит - важное, хоть он и смеется. Уставший мозг быстро распознаёт истерику, включается - сигарета падает на покрытие крыши. Позуй, отец все оплатит...  Я резко понимаю напряженное положение сидя и смотрю на этого ржущего ублюдка, пихаю его в плечо. - Что? ублюдок наркоманский, что ты там сказал?- Если б не сумерки, то, наверное, он бы мог увидеть мое бледное, как мел, пере пуганое лицо. Все должно было быть по моему плану, как же... Как так. - Не дожидаясь ответа , резко поднимаюсь и подхожу к краю крыши, облокачиваюсь на край. Растерянность, горечь, чертова злость..все это перемешивается в такой взрывоопасный коктейль в голове, что и врагу не пожелаешь. - Когда? - Тупо переспрашиваю, руки сжимая в кулак. Я не знаю, что больше бесит : то, что он уезжает вообще или то, что он сказал мне это первый, нарушив все мои планы, причинить ему боль. Я не жду его ответа, смотрю просто перед собой. Хочется выть, ломать все вокруг, а самое главное - прок очнусь тот день, когда он познакомился с Хенсли, перечёркнут разом все годы дружбы только доя того , чтобы сейчас не было так больно. - Эгоист, хренов эгоист, и этим доволен ...

+1

5

Дейн всегда ведет себя странно. То он бросается колкостями, демонстрируя как клал он на всё и всех, то залипает минут на пять-десять,не произнося ни слова. Он выпускает кольца дыма в сентябрьский воздух Нью-Йорка, пока Роман, растянувшись в полусидячей в полулежачей позе повествует о том, что собирается свалить. Вернее, отец хочет, чтоб он взялся за ум. Ему не было еще двадцати одного, а именно с такого возраста в Америке принимают на службу в академии, но отцу очень уж хотелось выставить сына из дома и поскорее сделать из него адекватного человека.
Вчера он слышал, как он вычитывал матери, причитал и ревел волком о том, что не понимает, в какой момент упустил сына. Когда все пошло наперекосяк.
В тот момент, когда ты поселился напротив Озборнов, наверно.
Да, все было именно так. Отношения между отцом Романа и отцом Дейна были отменные. Они понимали друг друга почти с полуслова, и хоть отец Романа отлично понимал, что Озборн это как ловушка для мух - сам ноль без палочки, но с мухами на ней приобретает какой-то смысл, - все равно не спешил отгораживаться от нового, первого знакомого в Америке. Вернее, именно такого первого знакомого.
Позже, Хенсли думал о том, что отец стал жертвой того же притяжения, что и сам он по отношению к Дейну. И чем больше он думал об этом, тем сильнее замечал разницу между Дейном и его отцом. Отец Дейна был пустышкой с хорошо подвешенным языком, в то время как у отца Хенсли не хватало искусства красноречия, что с лихвой компенсировал старший Озборн. Это и был главный секрет успеха их совместного бизнеса.
Что же касалось Дейна, то Роман понимал, почему прилип как муха к этой клейкой ленте по имени Дейн. Дейн был похож на отца, но в главном он отличался - у него не был просто отлично подвешен язык, хоть говорить он умел. Нет, в нем было что-то большее. Этот запал в глазах, шальная улыбка. Ради дружбы с Дейном, Роман с самого начала наступал себе на горло, хоть паренек и бесил его жутко. Хенсли трусило каждый раз, когда друг что-то выкидывал. Отмачивал новый трюк и выставлял Романа не в благоприятном свете. Они играли в игру "доебись до слабого", подъеби ранимого с самой первой встречи. И роли в этой игре постоянно менялись. Сейчас ведет Роман, а через минуту Дейн мастерски укладывает его на лопатки. И с каждым годом они оба понимали, что это - наркотик. Для них обоих.
Дейн был той причиной, по которой Роман вляпался в наркоту, и был той самой причиной, по которой с завидным упорством не желал с нее слезать - тогда будет вдвойне сложнее, потому что голова не будет занята синтетическим кайфом, пока этого ублюдка нет рядом.
И хоть они оба едва ли отдавали себе отчет в том, что между ними происходит, каждый в тайне признавал, что именно это все, то,что им по-настоящему нужно.
И теперь каждый стоял перед фактом потери друг друга. Вернее, Роману только предстояло узнать, что его друг_враг_зависимость решил его бросить. Но Хенсли, по обыкновению, опередил его. Выиграл этот необъявленный вслух раунд.
- Он хотел отослать меня сначала в местную академию, что тут, в Нью-Йорке, но потом ему кто-то посоветовал отправить меня подальше. В незнакомую флору и фауну. - он ухмыльнулся, затягиваясь и после бросая окурок на пол и давя его носком ботинка. Дейн стоял у самого края крыши, чуть свесившись, хватаясь руками за поручень до белеющих костяшек. Хенсли хмурится, приподнимаясь но по-прежнему оставаясь на диване. Крыша была пуста, кроме них больше никого, а здоровяк с той стороны никого и не пустит сюда больше. На город опускались сумерки и через каких-то полчаса совсем стемнеет. Зажгутся фонари и тут будет проклятая романтика. Чтоб ее...
- Ты чего там стоишь? - голос был суров, с нотками наезда и недовольства, что скрывало истинные эмоции парня. Он был взволнован и обеспокоен. Видите ли, у Дейна хватит мозгов, а вернее, отсутствует ровно то количество, что позволит этому оголтелому придурку сигануть за борт. Кретин!
- Дейн! - Роман поднимается с дивана, и плетется к Озборну, выдыхая и запрокидывая голову назад, пялясь в темнеющее небо. - Я еще не знаю, куда поеду. И я не хочу ехать на самом деле. И не хотел ехать не попрощавшись с тобой.
Говорит тихо, почти лирически. Где-то под сердцем йокнул. Он прислонился к поручну, свешиваясь как и Дейн и посмотрел на друга. Тот молчал. Сука, как он может молчать в такой момент?!
- Да пошел ты! - психанул в секунду Роман, больно стукнув Дейна кулаком по плечу, и развернувшись пошел к двери, прочь с крыши.

+1


Вы здесь » Supernatural: Countdown to Salvation » Нити реальности » All I want is to see you in terrible pain.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC